Открыть меню

А.П.Чудаков «Ложится мгла на старые ступени»

Chudakov_A.P.-P002.

А.П.Чудаков

Рецензия на книгу.

Автор романа Александр Павлович Чудаков известен прежде всего как талантливый исследователь творчества Чехова. В 1971 вышла первая его работа – «Поэтика Чехова», ясность и глубина подхода которой выделяли её на фоне тенденциозных исследований тех лет. Многолетняя научная и преподавательская деятельность Чудакова замечательным образом увенчалась выходом романа «Ложится мгла на старые ступени…», впервые опубликованном в 2000-м году.

Книга утонченного ценителя слова, знатока подлинной классической литературы обрела заслуженный успех: в 2011-м году роман был признан лучшей книгой десятилетия. К моменту триумфа книги Александра Павловича уже не было на свете. Он ушел, оставив нам свой бесценный опыт понимания жизни, изложенный в художественной форме.

Идея романа Чудакова

Идея романа вызревала долгие годы: «Попробовать написать историю молодого человека нашей эпохи, используя автобиографический материал, но не давая своего портрета», – делает запись Александр Павлович в студенческом дневнике. Реализацию замысла отодвигала научная деятельность, но тем ценнее книга, что написана она зрелым человеком. Тем интереснее наблюдать за мыслью рассказчика, время от времени отождествляющего себя с главным героем – Антоном – мальчиком, подростком, молодым человеком.

chudakov1.

Страницы романа Чудакова…

Время и герои

Герои романа живут в советское время, политика которого правится твердой рукой Сталина. Это время противопоставлено жизни до революции, которой еще полны дед и бабушка Антона. События истории и судьбы персонажей тесно переплетены, в центре повествования – перипетии жизни интеллигенции того времени. Семья Антона покидает Москву, предчувствуя скорую ссылку. Свобода на окраине империи, в небольшом городке Северного Казахстана, становится той «идиллией», в которой растет главный герой.

Невозможно начать читать роман Чудакова и остановиться – мысли возвращаются к его героям помимо воли, и чтение продолжается. Что еще там увидел Антон, кого встретил на «пёсьей» дороге жизни? А дочитав книгу до конца, изумляешься: в чем секрет её притягательности? Пожалуй, в загадке самой жизни – полной труда и лишений, но освещенной возвышающей её духовностью, позволившей Александру Павловичу называть свой роман «идиллией». Но проста ли задача – жизнь изобразить, как она есть?

chudakov2.

Александр Чудаков в жизни своей, реальной

А вот об этом в тексте: «Ты можешь ли Левиафана удою вытащить на брег?» – начинает Антон новую сказку для своего друга. «Левиафана? Запросто, – отвечал находчиво Валька. – А кто это такой?». Похоже на диалог автора с читателем.

Библейская метафора означает непостижимость Божественного замысла. В чем соль жизни? Суть её? Никто не объяснит. Чудаков сумел вытащил Левиафана своим романом-удою. Любовью к речи, слову. К его сокровенному смыслу, равновеликому бытию человеческому. Восстановил кровеносный сосуд времени, отмеренный в романе десятилетиями двух эпох, наполнив его живыми словами. Соединил историю и частную жизнь, не объяснив (потуги науки здесь тщетны), но изобразив смысл жизни, как настоящий художник. Счастье её, смешанное с горечью, пульсирует в каждом эпизоде романа.

Нанизывая бусины событий, автор неспешно рисует картину времени. Неотвратимо «ложится мгла на старые ступени». Противостоять этому можно только словом. «Вещи живут долго, дольше человека. Но у него есть вечная душа», – говорил дед Антона. Душа же причастна слову, и Александр Павлович умеет придержать завесу небытия над ступенями воспоминаний.

На ужине у Шереметева Антон просит передать ему «вон ту тройную менажницу» – и посвященный забытому прибору эпизод разворачивается в небольшую, но яркую зарисовку времен и характеров, открывающую новое для героя знание о жизни. Короткое упоминание о нашествии воробьев на сады Чебачинска не без юмора связывается с мифом (воробей-де подносил гвозди, когда Христа распинали), который тут же развенчивается всезнающим дедом. Подготовленный школьный доклад о верблюдах превращен в целую поэму, завершить которую ученик-Антон планировал стихами. Так в Илиаде целая глава посвящена перечислению кораблей, идущих на Трою. Сильны и богаты греки, не ведают они о грядущем упадке.

Эпическое в романе Чудакова

Роман “Ложится мгла на старые ступени” – эпос гомеровский. Где вещи равны космосу (менажница, мыловарение, верблюды – все!), а человек – мера вещей. Творить с любовью – это и есть «мера вещей». И ремесленник когда с любовью горшок лепит – в нем бог. Волны чудаковских описаний накатывают и возвращаются в океан. Океан – необходимость выживать в провинции, говорить с оглядкой, противостоять душой нелепостям государственного уровня, работать на земле так, чтобы семья без нужды жила.

Роман начинается с деда и заканчивается с ним. Самый сильный и мудрый, в первых главах он напоминает древнегреческого бога. В последней – он уже просто герой. Герой не мифа. Чудаковской идиллии.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

© 2017 Музей дома · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru