Открыть меню

Анализ поэмы В.Маяковского “Облако в штанах”. Часть первая. Тема, конфликт, время

mayk1

Владимир Маяковский

Когда в Одессе двадцатидвухлетний Владимир Маяковский влюбился, он и подумать не мог, что это первое сильное чувство так захватит его, так обожжет, что, какое-то время спустя, появится поэма «Облако в штанах», отправной точкой которой и станет несостоявшийся роман, а смысл ее окажется гораздо глубже банальной любовной истории…

Тема богоборчества и тема любви в поэме Маяковского

Страстный, своевольный Маяковский, переживая первую свою любовную неудачу, вдруг поймет, что все человеческие неурядицы, все мелкие и крупные неприятности и проблемы связаны с главным жизненным несоответствием: конфликтом Бога и Человека. Человек видит несовершенство мира, созданного Богом, он не согласен с таким положением вещей и чувствует в себе силы изменить мир, самому встать на место Творца. Вот такая глобальная тема богоборчества встала перед молодым поэтом, когда он обдумывал замысел своего произведения. Конечно, идея конфликта человека и Бога не появилась в голове Маяковского вдруг, у нее была своя предыстория, с которой и начнем анализ текста поэмы.

Начало ХХ века в России оказалось очень бурным во всех отношениях. Европейская философская мысль об изменении несовершенного мира проникла в умы русских людей через идеи Ницше. Мысль о том, что человек сам себе господин и волен располагать своей жизнью так, как хочет, во время политического кризиса, несомненно, нашла поддержку у многих людей, особенно в молодежной среде.

mayk11

Юный Владимир Маяковский, познакомившийся с революционными идеями еще в гимназии и успевший за них пострадать, искренне верил в необходимость изменений. Его религиозные чувства не были столь сильны, а идея Ницше о богочеловеке оказалась очень созвучной собственным воззрениям на мир. Кроме того, выросший на природе, в горах, он так и не принял городской суеты и тесноты, не нашел себя в мире урбанистическом. Романтика наполняла его сердце, сильный темперамент и своеволие дополняли характер. Для него никогда не было полутонов и оттенков, только черное и белое, с четкой границей.

И полюбил впервые Маяковский тоже со всей страстью, без запретов и преград. 17-тилетняя избранница его, Мария Александровна Денисова, девушка из приличной семьи, красавица и интеллектуалка, сначала увлеклась темпераментным юношей и его бунтарскими идеями, но позже поняла, что не сможет сделать выбор в его пользу между своей консервативной семьей и чувством. Так кончилась красивая история невзаимной любви, подтолкнувшая поэта на создание произведения, признанного одним из лучших в его творчестве.

denisowa

Мария Александровна Денисова

Маяковский, переживая расставание, понимал, что истинной причиной ее ухода было не скоротечное замужество, а огромная пропасть между двумя мирами. Мир ее семьи, где Бог на небе и сомневаться в его мироустройстве невозможно, никогда бы не принял бунтаря, чувствующего Бога в самом себе и желающего самостоятельно строить свое будущее, даже через революцию.

Так, в 1915 году была написана поэма «Облако в штанах», где история невзаимной любви превращается в бунт человека против установленного миропорядка. И этим человеком Маяковский назвал себя, соединив авторский голос с голосом своего лирического героя, а тема любви, заявленная в заголовке и в начале поэмы:

Хотите –

Буду безукоризненно нежный,

Не мужчина, а – облако в штанах!

   –  зазвучала как тема поединка с Богом, не сумевшим создать совершенный мир. Изначально поэт и заголовок хотел сделать провокационным, вызывающим: «Тринадцатый апостол». Но это было настолько кощунственно в условиях господства церкви, что никакая цензура никогда б не пропустила подобное в печать. А известности юный поэт хотел не менее страстно, чем взаимной любви с не выдержавшей такого напора чувств девушкой.

Особенности конфликта лирического героя с миром

Тема богоборчества обусловлена в поэме конфликтом лирического героя с несовершенным и устаревшим миром, с обществом, не желающим меняться. Этот конфликт, в миропонимании Маяковского, имеет несколько уровней:

1. Несоответствие обычной жизни людей (быта) и их философского мироощущения (бытия)

В этом плане на юного поэта сильное влияние оказали идеи Ницше. Он даже поэму свою строит в том же ключе, в каком знаменитый на весь мир бунтарь написал любимую Маяковским книгу «Так говорил Заратустра»: библейское повествование в четырех евангелиях переосмысляется немецким философом как трактат о самодостаточности человека в четырех частях, написанный почти евангельским языком. То ли пародия, то ли провокация.

Владимир Маяковский тоже пишет свою поэму в четырех частях с прологом, а позже, в предисловии 1918 года, скажет о ней так: «Долой вашу любовь!», «долой ваше искусство!», «долой ваш строй!», «долой вашу религию!» – четыре крика четырех частей»

2. Глубокое отторжение лирическим героем-романтиком основ реалистического, жестокого и бездуховного мира

И это еще одна сторона конфликта поэмы. Маяковский был человеком с тонкой душевной организацией, ранимым и самолюбивым, его лирический герой, второе Я автора, тоже не выносит низости и пошлости своего окружения. Он страдает, но при этом эпатирует публику, используя в своей речи нестандартный, специально сниженный набор слов, странные метафоры, резкие сравнения, изобретая новые слова и нарушая все законы грамматики уже в Прологе:

Вашу мысль,

Мечтающую на размягченном мозгу,

Как выжиревший лакей на засаленной кушетке,

Буду дразнить об окровавленный сердца лоскут;

Досыта изъиздеваюсь, нахальный и едкий…

2. Противостояние земного, человеческого существования миропорядку, созданному Богом

Отсюда многочисленные детали жизни людей, опять-таки эпатажные и вызывающие:

Вы любовь на скрипки ложите…

…А себя, как я, вывернуть не можете,

Чтобы были одни сплошные губы!

mayk5

В связи с таким трехуровневым конфликтом, организация поэтического пространства поэмы тоже усложнена. Герой видит себя в мире людей и отдельно от них, а еще ощущает себя внутри и снаружи телесной оболочки одновременно. Конфликт человека и мира начинается с малого: невзаимной любви, заключенной в сердечное пространство героя. Постепенно это пространство расширяется, вот уже улицы, целый город включены в него, а чуть позже – весь мир. Маяковский подчеркивает такое расширение горизонтов емкой метафорой выскакивания лирического героя из собственного сердца:

Дайте о ребра опереться.

Выскочу! Выскочу! Выскочу! Выскочу!

Рухну ли.

Не выскочишь из сердца!

Расстояния увеличиваются от нескольких метров комнаты до городских, враждебных герою, кварталов, вавилонских башен, атлантических глубин с затонувшей из-за пожара «Лузитанией» и Голгофы, возникающей перед глазами бунтующего героя. И в конце уже – «Вселенная спит….»

Метафора пожара как суть конфликта лирического героя с миром и Создателем

Другой чертой безграничного пространства борьбы человека с миром, созданным Божьей волей, является емкий и широко развернутый в первой главе образ огня, пожара.

Этот пожар, овеществленная метафора беспокойной души, имеет свой собственный сюжет: появившись внутри как болезнь («Вы думаете, это бредит малярия») огонь переживания личной драмы разгорается все больше. Вот уже «плавлю лбом стекло окошечное»,  а потом, после разрыва отношений, «в доме, который выгорел, иногда живут бездомные бродяги». Здесь же появляется образ Везувия и Помпеи, «обгорающий рот»… а дальше метафора обожженной души становится яркой и осязаемой через конкретные образы горящего публичного дома, пожарных, испуганных людей, которым «стоглазое зарево рвется с пристани».  И вот уже пылает весь город, весь мир. И этот пожар – пожар революции, предсказанный поэтом в 1916 году, отражается в окровавленных телах, флагах и красном закате. А когда лирический герой в своем бунте встает рядом с Богом  и заявляет ему, что он «недоучка, крохотный божик», он вдруг замечает, что пожар-то уже кончился, а мир спит под звездами, которые никого не могут согреть или сжечь своим далеким светом. Так, Маяковский с помощью овеществленной метафоры изображает борьбу лирического героя с самим собой, целым миром и Богом.

poshar

Как расширяется географическое пространство, так и время в поэме непостоянно: вечер ожидания вырастает до размеров целой жизни. В первой части поэмы мы еще замечаем тянущиеся часы:

«Приду в четыре», – сказала Мария.

Восемь.

Девять.

Десять.

…Упал двенадцатый час,

Как с плахи голова казненного.

Позже время становится необъятным, превращается в вечность, мелькающую перед глазами: мы возвращаемся в прошлое, во времена погибающей Помпеи, потом снова 1915 год, время бунтарских идей Ницше и Первой Мировой войны. А дальше – все смешалось, и герой, уже вне времени, говорит с Богом, ни слова не получая в ответ… Мир спит под безграничным звездным небом, не удостаивая беснующегося где-то внизу человека даже взглядом.

 В тексте использованы фото В.Маяковского разных лет
Дальше – о концепции искусства, поэте и лирическом герое в свете библейских традиций
Обсуждение: 13 коммент.
  1. ladosha пишет:

    Люблю я эту поэму…

    Ответить
    1. гид пишет:

      Да уж, и любовь, и жизнь со смертью, и поэзия, и философия новая – все тут

      Ответить
  2. Галина пишет:

    У Маяковского нет так называемого поэтического юношества. “Красивый, двадцати двухлетний” – он зрелый поэт. Усложнённость не от желания выделиться – дескать, вот я какой особый! Он просто так глобально ощущает мир. Насколько всё-таки отличается мужское и женское мировосприятие поэтов! Цветаева, например, пришла к этому, будучи уже зрелым человеком и поэтом.

    Ответить
    1. гид пишет:

      Быть может, потому, что мужчина более самоуверен, амбициозен и не замечает мелочей в жизни, мыслит глобально…

      Ответить
  3. Я думаю, Мария Александровна, действительно, не любила его. Есть любовь – нет вопроса, что выбрать.
    А Маяковский, как натура творческая и страстная, ушел в чувство с головой.
    Это сильно:
    “…Упал двенадцатый час,
    Как с плахи голова казненного.”

    Кто когда-нибудь так ждал – поймет.

    Ответить
    1. гид пишет:

      Да ведь и страшно – полюбить такого мужчину, можно и сгореть, и на пепелище остаться…

      Ответить
      1. А может быть, как Феникс, возродиться и его тоже с собой ввысь поднять?..

        Ответить
  4. Илона пишет:

    Очень верно сказала Катя – “обречены”… Есть какая-то обречённость во всём – во взгляде, в словах, в мыслях, в идеях, в самой жизни(

    Ответить
    1. гид пишет:

      самопожертвование, наверное; не писать не мог, а писать так, как душа хочет – надорвать эту душу… вот и надорвался…

      Ответить
      1. Илона пишет:

        Самопожертвование во имя чего? Нет, скорее самовлюблённость и уверенность в своём особом предназначении. А когда дошло, что всё это мираж – наступило прозрение и понимание того, что обречён(

        Ответить
        1. гид пишет:

          Быть может, и так. А самопожертвование во имя идеи. Маяковский всегда был идеологичен, то в революцию бросался и своих одноклассников на митинги подбивал, то заделался футуристом, хотя сходство с друзьями у него было в форме, разве что да поисках нового… и уж если любить – то до самозабвения…

          Ответить
  5. Katyaru пишет:

    Смотрю на фото… У меня есть знакомый, который очень сильно напоминает Маяковского – и внешне чем-то, и бурной жизнью поэта. И я испытываю такую горечь, понимая, нет, неверное слово, чувствуя каждым нервом, что эти люди обречены… Грань, между высокой одухотворенностью, одержимостью и просто болезнью – слишком тонка…

    Вот, что я думаю, читая и глядя в глаза Маяковскому!

    Ответить
    1. гид пишет:

      Да, действительно, за талант приходится расплачиваться… Как у Есенина:
      дар поэта – ласкать и карябать, роковая на нем печать… И Маяковский платил по максимуму!

      Ответить

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

© 2017 Музей дома · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено
Дизайн и поддержка: GoodwinPress.ru